«За себя прежнего я отвечать не готов»

13 ноября 2014 19:07

Интервью из Петрозаводска от 10 октября 2014 г.

Петрозаводск посетил Дельфин. Точнее, музыкант Андрей Лысиков и его команда. Группа отыграла концерт, а после Андрей пообщался с журналисткой «ТВР-Life». Интервью записывали на ходу: заканчивался разговор уже в машине по дороге на вокзал. Но спешка не помешала Дельфину рассказать о семье, взрослении, Шопене и отношении к деньгам.

— Я была на нескольких ваших выступлениях, и раз за разом вы не общаетесь со зрителями словесно, только песнями. Так проще?
— Если честно, я даже не знаю, что говорить людям, пришедшим на концерт послушать то, что мы делаем. Мне кажется, все, что мы хотели бы им сказать, произносится с помощью микрофона и тех звуков, что мы издаем со сцены. И мне кажется, не стоит нарушать конструкции этих звуков и песен дополнительными пояснениями.

— Афиши, описания многих коллективов в Интернете, анонсы пестрят словами «легенда», «культовый». И вы — не исключение. Вы лично как к этим характеристикам относитесь?
— Давайте все отнесем на совесть организаторов и тех, кто это делает. Я думаю, что со временем любой человек, который занимается музыкой больше 10-15 лет, становится для кого-то культовым, но я не думаю, что это на самом деле так. Лучше по этому случаю выбирать выражения.

— Есть такое словосочетание — «грустный клоун». Оно означает, что человек, веселый на сцене, в жизни может быть мрачным. Вы же, напротив, мрачный на выступлениях. А в жизни?
— Я думаю, что вне сцены я нормальный (улыбается). Зависит от того, какие события со мной происходят и что вокруг меня происходит... У меня куча бытовых вопросов, которые тоже нужно решать, как и всем остальным людям.

— Это какие вопросы, например?
— Деньги.

— Серьезная проблема?
— Конечно. Всегда везде за все приходится платить. Быть Диогеном с двумя детьми и женой не получится.

— Кстати, в Сети почти нет информации о вашей семье. Вы их намеренно скрываете?
— Там есть кое-что, но просто зачем это нужно? Что это скажет тем, кто об этом узнает?

— Зато хватает информации о всяких ваших эпатажных выходках, которые происходили много лет назад (например, активно обсуждалась скандальная группа «Мальчишник», где Дельфин был солистом. — Прим. авт). Это какой-то вид экстрима?
— Я не очень знаком с этим человеком, и поэтому не сильно ассоциирую его с сегодняшним собой. Возможно, под моей личиной он и делал что-то 20 лет назад. Сейчас я не могу ответить за его поступки.

— То есть сейчас хулиганить уже не хочется?
— Сейчас? Почему, хочется. Но за того человека я отвечать не могу.

— А на сегодняшний день для вас хулиганство — это что?
— Да пожалуй, те же самые вещи, что и были тогда, просто у меня нет возможности находиться в такой ситуации, чтобы они осуществились.

— Почему?
— Потому что и я, и мое окружение находимся немного в другом состоянии уже.

— Продолжая как раз об этом состоянии: говорят, что музыканты — вечно молодые персонажи. Ну, или как минимум они взрослеют несколько иначе. А процесс взросления в этом случае — это что?
— Взросление — это важный момент, который нужно не упустить. И не увидеть себя, выходящим из подъезда в рваных кедах в сорок лет. Это круто, конечно, но не очень правильно. Каждому возрасту соответствуют свои внешние и внутренние признаки. Понятно, что внутренние нам интереснее. Но бывает, что люди становятся лучше, приобретая новые кеды, как ни странно.

— Свои старые кеды давно выбросили?
— Недавно, кстати.

— Пришлось новые купить?
— Ну не новые, но получше. Потом, может, и до новых дело дойдет.

— А за развитием и взрослением своих детей вы наблюдаете со стороны или все же вмешиваетесь? (у Дельфина и его жены, фотографа Лики Гулливер, 16-летняя дочь Ева и 6-летний сын Мирон. — Прим. авт).
— Совсем не со стороны.

— Они, когда вы их воспитываете, не припоминают вам ваше бурное прошлое?
— Они ничего не говорят про мою личную жизнь, скорее, ждут от меня каких-то рецептов, но у меня их нет. Это очень разные люди, они отличаются и между собой, и от меня самого, и от моей супруги. Они совершенно другие, и наша задача — помочь сохранить эту естественность. Помочь им быть теми, кем они хотят быть.

— Напоследок не могу традиционно не спросить: города в туре как-то отличаются?
— В основном мы общаемся с людьми, которые так или иначе задействованы в организации концерта, и запоминаются в основном они. С ними у нас не было никаких проблем. Иногда даже забываешь, как кого-то из них зовут, а потом видишь и вспоминаешь: «А, точно! Ты — Серега!». А если говорить о публике, то она, оказывается, везде бывает похожа друг на друга. Молчаливые ребята с гирями в руках... (смеется).

— О Петрозаводске какие воспоминания?
— Сегодняшнее — очень яркое. Я проснулся, спустился вниз, заказал двойной эспрессо. Надел наушники, включил 14 сонату Шопена. Я получил колоссальное удовольствие в этом ожидании. И потом, следом, заиграло что-то еще, возможно, даже 15 соната, но я ее выключил. Это огромная сила, конечно. Волшебная.

Справка ТВР-Life:
Андрей Вячеславович Лысиков, выступающий под псевдонимом Дельфин, родился в Москве 29 сентября 1971 года. Началом творческой деятельности Дельфина считается присоединение его к скандально известной группе «Мальчишник» летом 1991 года. Позже стал заниматься сольным творчеством, сейчас известен как Дельфин. Лауреат множества премий, в том числе MTV RMA 2004 и Радио «Максимум» как «Лучший артист», премии Нашего радио в номинации «поэзия». Самые известные песни — «Весна», «Любовь», «Романс», «Я буду жить».

Фото Антон Бунденко, Сергей Рыков, Алексей Кисилев, Хулио Бандэрас.

 Ссылка на оригинал: tvr-life.ru/content/delfin-za-sebya-prezhnego-ya-otvechat-ne-gotov

Поделиться:

Комментарии:

Пока не оставлено ни одного комментария

Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться

Войти через loginza

назад к прессе