Как Дельфин стал поэтом

27 февраля 2015 13:54

Интервью для сайта ГодЛитературы.РФ от 17 февраля 2015.

Популярный музыкант выпустил сборник стихов, которые захотели прочитать вслух Михаил Ефремов, Анна Михалкова и Кирилл Серебренников

Текст: Александр Алексеев
Фото с официального сайта Дельфина

От редакции: Авторские сборники стихов сегодня — не самый ходовой товар. И не был им со времен если не Пушкина, то уж точно со времен Вознесенского и Евтушенко. Тем удивительнее попадание в «Топ-10» книжного магазина «Москва» (да и других торговых сетей) книги с неброской обложкой и скромной надписью на ней: «Андрей Лысиков». Так в литературе дебютировал музыкант, несравнимо больше известный по его творческому псевдониму — Дельфин. Причем дебютировал весьма успешно: за два месяца напечатан третий тираж. К этому можно отнестись с юмором и списать все на фанатов. А можно все-таки задуматься и присмотреться. Иначе мы рискуем оказаться в положении ученых книжников раннего Средневековья. Те смаковали в тиши монастырских библиотек золотую латынь Вергилия и Горация, с негодованием отводя слух от песенок на народных наречиях, которые распевали у них под окнами уличные жонглеры и бродячие ваганты. А между тем именно из этих песенок, а не из ученой латыни, выросла вся европейская поэзия Нового времени.

О том, почему ему сегодня мало одних только песен и хочется заявить о себе и сборником стихов, Дельфин сам рассказал порталу ГодЛитературы.РФ.

28 февраля вы представите в Москве очередной новый альбом «Андрей». Почему в этот раз музыкального диска вам оказалось недостаточно, и вы впервые решили издать еще и том стихов?
Андрей Лысиков (Дельфин): Думаю, что сейчас для этого самый подходящий и очень очевидный для меня момент. Я выпускаю книгу в первый и может быть в последний раз — для того, чтобы сделать подарок тем людям, которые давно хотели ее получить. И вначале я даже альбом «Андрей» позиционировал как музыкальный диск, выпущенный в поддержку этой книги, чтобы сместить акценты с музыки на литературу. Мы делали это для тех людей, которые ждут от нас чего-то нового.

И все-таки: это книга рок-звезды или вы считаете себя поэтом?
АЛ (Д): (после паузы и небольшого вздоха) Наверное, до конца ни тем, ни другим. Хотя, конечно, мне бы хотелось быть и тем, и другим. Но, к сожалению, или к счастью, я ими не являюсь. Потому что для рок-звезды я слишком скромен, а для поэта — недостаточно образован. Впрочем, наверное, это неправильное определение. Точнее сказать: я недостаточно работаю над собой и недостаточно много уделяю времени именно этому занятию, чтобы можно было назвать себя поэтом. Ведь в этой книге собраны в основном экспромты, и в этом мало работы… Хотя, может быть, я по обыкновению строг к себе. Но те люди, которые мне импонируют тем, что они делали, и чьему творчеству я сочувствую, намного интереснее меня…

Назовете их имена?
АЛ (Д): Блок, Маяковский, а последнее время и Тумас Транстрёмер.

Где вы находите интересные для себя книги: заглядываете в книжные магазины, ищете в Интернете, полагаетесь на советы друзей?
АЛ (Д): Я больше склонен к поиску в Интернете. Бывают моменты, когда необходима новая информация о книгах, но я не могу сказать, что мои поиски обычно увенчиваются успехом… В основном они заканчиваются возвращением к любимым авторам. И очень редко я открываю для себя что-то новое.
Пробую прислушиваться к советам друзей, но чаще оказываюсь разочарован. А некоторые книги оставляю на потом, потому что осознаю, что сейчас не готов их понять или они не способны наложиться на мое нынешнее психологическое состояние. Хотя я понимаю, что в них что-то есть, и порой к ним возвращаюсь, хотя и это случается редко…
А почему я люблю Интернет? Там все произведения лишены обложек, дизайна, рекламных аннотаций, и есть только фамилия автора и конкретный печатный текст. Поэтому быстро становится понятно: стоящая ли это вещь или нет!

Будете ли теперь стараться попасть и в «поэтический цех»? Например, примете ли приглашения участвовать в поэтических вечерах, если такие последуют?
АЛ (Д): Нет, я не имею такого желания. Интуитивно чувствую, что я немножко «из другой оперы». И вообще залез сейчас на чужую территорию. У меня нет знакомых поэтов и, наверное, не появятся.

Ваши стихи полны сострадания, а порой и ироничной обреченности… Поэзия должна погружать человека внутрь себя?
АЛ (Д): Видимо для меня это какое-то комфортное состояние — жить внутри переживаний, которые мне нравится отслеживать и понимать. А потом делать по этому поводу какие-то выводы и фиксировать на бумаге или в песнях. И я получаю от этого какое-то удовлетворение. Потому что для себя что-то понимаю в этот момент.
И я с этим ничего не могу поделать — так уж устроен. А у других людей принцип изложения и понимания того, что с ними происходит, другой. Но в этом-то как раз и состоит прелесть разности нашего восприятия мира. А еще — желания и умения прислушиваться к нему и делать свои собственные выводы. Поэтому у всех людей разное восприятие поэзии и различный выбор любимых авторов.

Об этом давайте поподробнее: актер Михаил Ефремов, политик Ирина Хакамада, телеведущий Андрей Лошак, актриса Надежда Михалкова, режиссер Кирилл Серебренников, актриса Ирина Рахманова и другие известные люди, добившиеся успеха в разных сферах жизни, вслух читают на вашем сайте стихи из этого поэтического сборника! Хотите сказать, что все они — такие разные! — творчески подпитываются именно вашей поэзией? И, кстати, прочитать по одному любимому стихотворению из вашей книги была их идея или ваша?
АЛ (Д): Это была наша идея. Она родилась внутри моего коллектива. И связана с тем, что зачастую поэзия не доходит до адресата, которому она предназначалась. А в данном случае: до тех людей, которым, по моему мнению, были бы интересны мои стихи. Поэтому мы предлагали разным известным и хорошим людям прочесть мои стихи, чтобы тем самым привлечь внимание их окружения к этой книге. Хотелось показать, что все это написано специально для них! И они, может быть, окажутся приятно удивлены…

Все эти люди — ваши друзья? И были ли те, кто отказался читать ваши стихи на видео?
АЛ (Д): Мы предлагали большему числу людей, и некоторые отказались, по разным причинам. Но кто-то и согласился. Кому именно предлагать книгу — это был интуитивный выбор моей команды. Лично я практически ни с кем из этих людей не знаком. Зато я наблюдал информационное поле, которое существует вокруг них. Оно было мне приятно или неприятно, но главное, что оно было, и это определяло наш итоговый выбор.

Книга «Андрей Лысиков. Стихи» оказалась даже более востребована, чем вы, полагаю, могли ожидать. Например, в книжном магазине «Москва», расположенном в самом центре столицы, она оказалась на седьмом месте в списке бестселлеров… Вы следите за тем, как продается ваш сборник, волнуетесь?
АЛ (Д): Приятно слышать, но я связываю это больше с сувенирным моментом моей продукции, нежели с ее литературными достоинствами. Я могу себя и похвалить, да в душе мне и нравится то, чем я занимаюсь. Но есть какие-то очевидные произведения, которые я очень хочу, но не смогу переплюнуть. Например, моих любимых авторов. Я понимаю, что это у меня вряд ли получится, но все равно к этому стремлюсь (усмехается).

Значит, скоро тоже замахнетесь и на поэму?
АЛ (Д): А интересная мысль, я еще не задумывался об этом.

Есть ли у вас стихотворение, которое вы сами любите вспоминать, когда у вас возникает сложная ситуация в жизни?
АЛ (Д): Не знаю наизусть ни одного чужого стихотворения, ну, может быть, только что-то из школьной программы. Наверное, просто не вижу в этом смысла… А есть ли такие в моем собственном сборнике? Нет (смеется), такого нет точно.

Рано ли начали читать ваши дети, и по каким книгам вы их учили?
АЛ (Д): Только сегодня мы говорили об этом со старшей дочерью (ей 16. — Прим. А.А.), и она вспоминала, что училась по сказкам Андерсена, которые я старался скупить ей все. А моя жена и сегодня покупает очень много книг для младшего сына (ему 8. — Прим. А.А.) и радуется, что выходит уже очень много произведений детской литературы: разнообразной, яркой, красочной. Хорошей и по слову, и по оформлению. Это и наши авторы, да и европейские интересные попадаются. Так что сыну повезло больше, чем дочери…

А как вы считаете, чему научатся люди, которые прочитают вашу книгу?
АЛ (Д): (после паузы) Я надеюсь, что тот, кто внимательно, или, может быть, в нужный момент откроет мою книгу на нужной странице и прочитает какие-то строчки, которые совпадут с его забытыми, а может и сейчас переживаемыми эмоциями, — то он получит какой-то ответ для себя или нужное решение. А возможно, просто убедится в своей правоте. Это было бы здорово!
Так происходит со всеми нами: мы пытаемся находить ответы на темы, которые нас волнуют, и поэтому читаем или смотрим кино — учимся опыту других людей. А потом ищем свои собственные решения. И за это я тоже люблю книги…

Источник: https://godliteratury.ru/events-post/kak-delfin-stal-poyetom

Поделиться:

Комментарии:

Пока не оставлено ни одного комментария

Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться

Войти через loginza

назад к прессе