Дельфин – это три разных человека и еще одно «Существо»

4 марта 2014 17:40

Интервью из Санкт-Петербурга для fontanka.ru от 14 ноября 2011

У проекта «Дельфин» вышел новый альбом «Существо»: песни, уже знакомые тем, кто регулярно ходит на концерты Андрея Лысикова, Павла Додонова и Рената Ибрагимова, получили студийные аранжировки. В этом году слово «Дельфин» перестало быть синонимом имени и фамилии основателя группы – Андрея Лысикова можно считать лидером, но говорить о нем как о гордом одиночке уже не получится. Корреспондент «Фонтанки» встретился с Андреем в его студии, чтобы из первых рук узнать, что происходит с проектом.

– Альбом «Существо» выходит в интернете, по частям, на официальном сайте и на «Яндекс.музыке» – а продажи физических носителей планируются?
– Поступали предложения от лейблов по поводу выпуска диска, но они, честно говоря, смешные. Мы посчитали, что сможем заработать такие суммы, напечатав тираж самостоятельно и продавая диски на концертах: окупимся за два концерта. «Существо» будет печататься, но всё будет сделано нашими руками. То есть, может быть, найдутся дистрибьюторы, но это уже коммерческая история, я не могу об этом говорить.

– Какое самое важное различие между прошлыми альбомами и «Существом»?
– Мне кажется, это ни для кого. Это для меня. Он литературней по текстам, осознанней. Если альбом «Юность» – это сборник рассказов, то «Существо», скорей всего, что-то ближе к повести. Я не имею в виду сквозную сюжетную линию, ее там нет. Это такое мое ощущение.

– Сейчас происходит полное обновление программы, и на концертах будут звучать совершенно новые вещи?
– Мы уже давно играем новые песни, убираем старые, это постепенный процесс. Для тех, кто бывает на концертах регулярно, неожиданностей не будет.

– А как же видеоарт, который является важной частью ваших выступлений, – он изменится?
– Мы отказываемся от картин Павла Лаптева, с работами которого мы очень долго просуществовали, за что ему большое и отдельное спасибо. Они нам очень помогли и очень соответствовали нашим эмоциям и тому, что происходило тогда с нами. Сейчас всё поменялось, у нас совершенно другое настроение. Что-то еще используем, но ищем другие варианты. Но видеоарт на концерте, мне кажется, обязателен. Инсталляция помогает эмоционально лучше воспринять происходящее на сцене.

– Я видел на ваших концертах людей, которые явно пришли туда, услышав по радио лишь пару песен, – и их происходящее даже шокировало, кто-то разворачивался и уходил, кто-то просто терялся и не понимал, как это всё воспринимать.
– Да, кого-то наши выступления могут покоробить – если люди не готовы и не знают, к чему это вообще и о чем идет речь, первая реакция всегда – отторжение. У меня, к сожалению, не было возможности за этим наблюдать со стороны.

– А кого вы ждете на свои концерты? Грубо говоря, целевая аудитория. Кто приходит на выступления?
– Мне хочется верить, что, в первую очередь, наш слушатель – это ищущий человек. И возможно, в будущем он перестанет слушать то, что мы делаем, и это, может быть, будет правильный выбор с его стороны: найдет для себя что-то другое, более подходящее лично ему. Мы сами что-то всегда ищем, и никто не бывает доволен результатом на сто процентов. Всё равно остается недосказанность, недоделанность. Наверное, мы ждем на концерте себе подобных.

– Местоимение «мы» прочно укрепилось в вашем лексиконе. В какой-то момент я отметил, что «Дельфин» – это уже не один Андрей Лысиков, что это группа, коллектив, но не могу до сих пор понять точное время.
– Так или иначе, всегда был я и еще кто-то, я ничего не делал в одиночку. Но сегодняшнее «мы» – очень прочное и удачное. Музыку Dolphin в том виде, в котором она существует сейчас, я не смог бы делать самостоятельно. Я бы наверняка делал что-то другое, и сложно сказать, было бы это лучше или хуже и что это вообще было бы – но точно что-то другое. Этим ценно «мы»: каждый из нас самостоятельно не смог бы сделать подобное.

– А когда примерно этот состав появился?
– На сцене «мы» уже было до альбома «Звезда» – если считать нас вдвоем с гитаристом Павлом Додоновым, а с началом записи «Юности» нас стало трое: мы начали работать с Ренатом Ибрагимовым. Сейчас Ренат активно занимается коллективом, практически вся работа в студии на нем лежит. И на концертах – должен быть человек за пультом, без него наши выступления были бы совсем другими. Я иногда бываю в качестве зрителя на каких-то концертах, и мне понятно, как важен для нас Ренат.

– На каком чужом концерте больше всего понравилось за последнее время?
– Я хожу на концерты, только если какие-то любимые группы приезжают в Москву, не могу пропустить. Вот на Mercury Rev был где-то год назад – классный получился концерт. Несмотря на то что мне не нравится по звуку клуб «Б2». Они молодцы: даже на таком дерьме смогли.

– А где нравится? В Петербурге вы чаще всего играете в «Зале ожидания» – хотя пару лет назад я видел афиши концерта в «Грибоедове». Не слишком маленькая площадка для вас?
– «Грибоедов» – один из маленьких клубов, где было действительно спокойно выступать. Есть клубы, в которых неприятно это делать: они маленькие, вроде бы камерные, уютные, но для публики, а не для артиста.

– А наоборот, площадки больше, чем клубы-тысячники, интересны?
– Мы не стадионная группа. Это хорошо. Клуб не больше полутора тысяч человек – это потолок. Остальное не имеет смысла. Изначально мы делаем музыку для прослушивания в одиночестве.

– С каждым новым вашим альбомом появляются критики, которые расстраиваются, что Дельфин уже не тот, стал спокойней, тише, меньше агрессии.
– Если сравнить «Звезду» и «Юность», «Юность» намного агрессивней.

– К «Юности» популярна другая претензия – дескать, слишком модное звучание.
– Модное звучание? Неплохо. Мода – это хорошо. Я не то чтобы слежу, но какие-то проявления мне нравятся.

– Ну, например, драм-машина – сейчас модный инструмент, винтаж такой. Откуда она взялась у вас?
– Это как раз не мода – это обыденность. Драм-машинка изначально появилась из-за отсутствия нормальных барабанщиков в стране. А потом это уже стало частью тебя, и ты понимаешь, что на нее можно железно положиться. Она вошла в необходимый инструментарий. Но я всё-таки надеюсь, что однажды мы найдем какого-нибудь ударника. Было бы здорово записать пластиночку с живыми барабанами. Объявлений, конечно, не даем, мне кажется, это должно произойти само собой.

Михаил Рудин,
«Фонтанка.ру»

Ссылка на оригинал: www.fontanka.ru/2011/11/14/003/

Поделиться:

Комментарии:

Пока не оставлено ни одного комментария

Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться

Войти через loginza

назад к прессе