Дельфин: Меня меняет только время

29 сентября 2016 20:17

Интервью для Сноб от 18 ноября 2015 г.

На днях вышла переизданная версия альбома Дельфина «Андрей». Накануне большого концерта в поддержку переиздания «Сноб» поговорил с Андреем Лысиковым о соцсетях, отношении к повестке дня и о разговорах с детьми.

На днях появился клип на песню «Ахматова» — у вас там нетипичная сценическая пластика и образ. Кого вы играли?
Это не была имперсонализация кого-то конкретного. Я «выступал» как раз в стиле эстрадного исполнителя. Я подумал, что если бы мы были такой группой, то я бы как фронтмен выступал именно так. Идея этого видео заключалась в том, чтобы странную и отчасти суровую песню облечь в противоположную по настроению визуальную форму, совместить несовместимые моменты.

Каким вы стараетесь быть для зала во время выступлений? Как вы подаете информацию слушателям со сцены?
Я пытаюсь вести себя так, чтобы зритель понимал, что то, что я хочу сказать, — это не какие-то заумные речи, а обычные мысли нормального человека. В визуальном аспекте наших выступлений даже есть что-то от эстрады в хорошем смысле этого слова. Мы не пытаемся изображать из себя людей, которые что-то открыли и пытаются с помпой донести это до окружающих.

Когда мне было лет 17, я сняла пластилиновый мультфильм на вашу песню «Облака», залила на YouTube, и в комментариях завязался нешуточный спор о том, как стоит трактовать строчку «Мы — души тех, кого хоронят рядом от безнадежно мертвых в сорока шагах». Кажется, было не меньше дюжины довольно интересных и неповерхностных интерпретаций. Вы допускаете «открытые» смыслы?
Конечно.

А они для вас меняются со временем?
Редко, но бывает, что со временем меняются некоторые нюансы. Сам смысл не меняется, но иногда прямо на концерте, бывает, осознаешь, что текст уже немного иначе воспринимаешь.

Простите, но не могу не воспользоваться моментом и не передать всем комментаторам на YouTube авторскую интерпретацию той строчки из «Облаков».
Когда я это писал, я имел в виду людей, которые покончили жизнь самоубийством.

Один из типичных синдромов человека десятых — FOMO (Fear of missing out. — Прим. ред.), порожденный соцсетями, боязнь выпасть из информационного потока и упустить что-то важное. Какие у вас отношения с этим информационным потоком? Практикуете ли информационный детокс и отключение от фейсбука? Или свободно в этом потоке плаваете?
Я очень открыт для любой информации, приходящей ко мне извне, но я крайне редко нахожу повод что-то специально искать. Информация находит меня сама, ее вокруг с избытком, и она не нужна мне как таковая. В социальных сетях я не вижу смысла, не потому, что это плохо или хорошо — из хорошего начинания они превратились в ерунду.

Стихотворение «Прекрасных мальчиков глаза» связано с сегодняшними политическими событиями?
Да, оно написано недавно, как раз под воздействием окружающего меня информационного поля. Я не принимал участия в дискуссиях, но они настигали меня везде, лезли изо всех щелей и выглядывали из-под подушки. В итоге начали появляться такие стихи.

Вашей старшей дочери уже 17 лет — вы с ней разговариваете об этом? В этом возрасте люди уже начинают ругаться с родителями из-за политики. Соприкасаются ли как-то ваши миры?
О, мы ругаемся, конечно. У Евы сложились свои взгляды на политику, она пока делит все на черное и белое — не только в том, что касается политики, — но это нормально для такого возраста, и даже хорошо. Главное, она умеет очень красиво и горячо отстаивать свою позицию. Иногда мои взгляды на предметы, которые мы обсуждаем с ней, становятся еще шире. Она дает возможность посмотреть на разные вещи с новой стороны.

На самом деле очень интересно, как вы общаетесь с детьми. Года три назад вы в эфире одной радиостанции читали свои стихи под драм-машинку, и самое первое, как вы сказали, появилось после того, как ваш сын (кажется, ему было не больше четырех лет тогда) предложил вам строчку «птицы забыли небо». Что же вы такое говорили, что он вам такую фразу подсказал? Он представляет себе ваше творчество?
Доступ к тому, что я делаю, ему открыт, но это ему сейчас не очень интересно. Если бы он даже пытался окунуться в этот процесс, он бы не совсем понял, о чем речь. А со стихотворением получилась такая история потому, что, видимо, в тот момент я обдумывал разные варианты подачи песен для готовившегося альбома. Когда он мне сказал эту фразу, я моментально отреагировал и написал длинный стих, потому что в некотором смысле был «заряжен» на это.

Что вас больше всего обновляет?
Думаю, только время. Так, по-моему, можно сказать о любом человеке. Можно думать, что ты обновляешься, когда прочел новую книжку или познакомился с новым человеком, но это далеко не так. В будущем это повлияет на тебя, но для этого должно пройти время, чтобы в один прекрасный момент ты понял, что стал каким-то другим. Сделав что-то сегодня, ты не станешь другим. Но через время ты станешь другим, даже если ты ничего не будешь для этого делать.

Вы тусуетесь?
Если вы имеете в виду какие-то общественные выходы — крайне редко. Я не хожу на вечеринки целенаправленно, но когда каким-то образом попадаю на них, я не отказываю себе в удовольствии хорошенько повеселиться.

Напоследок расскажите, что ждет тех, кто придет на ваш концерт 20 ноября.
Будем, как обычно, я, гитарист Паша Додонов и барабанщик Владимир Яковлев, с которым мы выступаем весь последний год. Сыграем песни с разных пластинок, и прямо сейчас решаем вопрос о возможности исполнить песни, которые еще не были изданы и никогда не звучали со сцены. Ну и надеюсь, что у нас все получится с новым световым оформлением, которого раньше не было на наших концертах.

Концерт Дельфина, приуроченный к выходу переиздания альбома «Андрей», состоится 20 ноября в клубе Yotaspace.

Автор: Юлия Гусарова

Оригинал: https://snob.ru/selected/entry/100851

Поделиться:

Комментарии:

Пока не оставлено ни одного комментария

Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться

Войти через loginza

назад к прессе