Без сюрпризов

27 мая 2006 17:00

Статья из журнала Fuzz №8, вышедшего в августе 2004.

ПУТЬ ДЕЛЬФИНА

Мы встретились с Дельфином тёплым летним утром, вследствие чего он был по-летнему доброжелателен и по-утреннему немногословен. Его последним альбомом "Звезда" довольны все: публика, критика, компания и, кажется, сам автор. Прекрасный в своей простоте клип на песню "Весна" завоевал музыкальные каналы, а сама песня надолго закрепилась во всех хит-парадах.
Сегодняшний успех Дельфина - хороший повод вспомнить пройденный путь.

FUZZ: Одно из ваших интервью для нашего журнала завершалось фразой: "Хоть бы инопланетяне прилетели, что ли". Мир вас по-прежнему не удивляет?
Дельфин: Это становится сложно с возрастом, когда уже получены впечатления о мире, и не имеешь возможности получать другие. Чтоб их получать, нужно двигаться по миру или менять сферу своей деятельности. Находится меньше вещей, которым можно удивиться, не выезжая никуда. Приятнее всего удивляться людям, которых встречаешь. Это не очень часто бывает. Один из последних удивительных людей - барабанщик Дима Севостьянов, который участвовал в записи одного трека на последней пластинке. Я с ним познакомился на записи, и такого профессионального музыканта встретил впервые.
Приятно удивляться своим старым знакомым, которых знаешь, как облупленных, - а они предстают вдруг в новом свете.

Sex

Первый проект Дельфина, который стал известен широкой публике, - МАЛЬЧИШНИК. Троица тинэйджеров с имиджем секс-машин, которым всё пофиг, кроме траха, наделала немало шороху в умах подростков и их родителей. После них тема открытого секса на нашей эстраде была исчерпана, как бы ни старались нынешние секс-террористики.

FUZZ: МАЛЬЧИШНИК прославился темой секса. Это был специальный коммерческий ход, или это действительно интересовало?
Дельфин: И то, и другое. Это лежало на ладони. В нас было много юношеского радикализма, и очень хотелось удивить всех любым способом. Тема секса оказалась наиболее подходящей. В те времена мы этим и жили, страшно вспоминать, что творилось на гастролях.

FUZZ: Как устроились теперь остальные участники МАЛЬЧИШНИКА?
Дельфин: Мы не поддерживаем контактов... Не то, чтоб надоели друг другу, - в то время мы хорошо существовали, и нам было очень весело. Дэн на пластинках играет, работает ди-джеем, параллельно музыку свою записывает. Мутабор занимается примерно тем же самым, сотрудничает с заграничными лейблами. Наши встречи совершенно случайны. Когда встречаешь человека и не видишь в нём изменений в интересующую сторону, то он становится как-то неинтересен.

FUZZ: Насколько в ваших поклонниках сильна ностальгия по МАЛЬЧИШНИКУ? Или это совсем другие люди уже?
Дельфин: Да, это другие люди. Или те, которые не говорят об этом и не думают.

FUZZ: Если бы такой проект как МАЛЬЧИШНИК появился сейчас, то смог бы он прорваться в теле-, радиоэфиры? По-моему, в наше время это слишком круто, неформат.
Дельфин: Я думаю, если бы такой проект был талантливо сделан, то ему не нужны были бы ни радио, ни телевидение. Он разошёлся бы на кассетах и дисках. Но это при условии, если бы это было сделано, исходя из сегодняшней ситуации.

FUZZ: Вы можете назвать проект, который раскрутился бы именно таким способом?
Дельфин: Моё впечатление, что 5'NIZZA так раскрутилась.

Drugs

Сольная карьера Дельфина стартовала с альбома "Не В Фокусе", особенную славу которому принесла песня "Дилер". Вопросы о наркотическом прошлом Дельфина относятся одновременно к разряду FAQ и к разряду тех, которые артиста основательно достали. Но можно зайти и с другой стороны.

FUZZ: Вы наблюдали конкретное воздействие вашей, можно сказать, агитки "Дилер"? Кто-нибудь говорил вам, что эта песня помогла избавиться от пристрастия к наркотикам?
Дельфин: Да, иногда подходят люди и говорят нечто подобное. Но когда писалась эта песня, то, наверное, такой цели не ставилось. Это, скорее, автотерапия.

FUZZ: Следует ли разделять Андрея Лысикова и Дельфина?
Дельфин: Это две половинки одного и того же человека. Просто было бы, наверно, смешно, если бы я в жизни всегда был в настроении, присущем тому, что я делаю. Вряд ли бы у меня были друзья, и вряд ли я смог бы долго общаться.

Rock'n'roll

ДУБОВЫЙ ГААЙЪ - первый проект Дельфина. В отличие от всех предыдущих, он не получил широкой известности, так и оставшись пищей для ценителей, одной из первых российских гитарных банд, рубивших мочилово (мочивших рубилово) на грани хардкора.
Дельфин: Ещё до МАЛЬЧИШНИКА состоялись первые репетиционные попытки проекта ДУБОВЫЙ ГААЙЪ, в конце 1991-го или в начале 1992-го года. Это был совместный проект с московской группой ALEN PAT HOLMAN. Мне нравились эти люди, было приятно находиться среди них. Они все были старше меня на 5-10 лет. Я у них многому научился в плане не только музыки, но и мировоззрения. Играли инди-рок с влиянием DINOSAURUS JR., MY BLOODY VALENTINE. Один концерт был.
Потом проект закрылся, хотя были большие планы, мы даже начали снимать видео. Причём деньги зарабатывались на группе МАЛЬЧИШНИК и вкладывались в этот проект. Но потом продюсер МАЛЬЧИШНИКА уехал за границу, и финансовые потоки прекратились. Всё стало шатко-валко, не было перспектив никаких.
Мне было приятно думать, что у меня есть возможность ещё как-то самореализоваться. То, чем я занимаюсь сейчас, в большей степени вышло из этого проекта.

Impressions

О чём угодно спрашивают Дельфина, только не о его взаимоотношениях с большим искусством. А ведь последний альбом оформлен его рисунком, и это не единственный опыт артиста как рисовальщика.

FUZZ: В какой мере вас интересует живопись?
Дельфин: На выставках я, конечно, редкий гость, большей частью только мечтаю об этом. Я только года два или три назад начал понимать и воспринимать искусство. Больше всего мне импонируют импрессионисты - Моне, Дега.

FUZZ: Я думал, вам будет нравиться что-то более экстремальное. А импрессионисты достаточно мягкие художники, хоть и революционеры в живописи.
Дельфин: Мне кажется наиболее эмоциональным то, что они делали.

FUZZ: А авангард вас не привлекает?
Дельфин: Может быть, да, - какие-то формы. Но я всегда за этим вижу элемент случайной удачи. В разбрызгивании краски по холстам есть кайф, но, мне кажется, нужно проще к этому относиться. То есть то, что писали импрессионисты, - это суммы впечатлений, пропущенных через голову, душу, через руку. А в авангарде моментальный выплеск, нет определённости в том, что хотел сказать автор.

FUZZ: Есть время на чтение?
Дельфин: В основном, в самолёте.

FUZZ: Что-то серьёзное?
Дельфин: Пожалуй, не очень. Давно не получал такого, как в детстве, кайфа от чтения. Юношеским открытием для меня был Ремарк, прочитал почти все. Последнюю книжку - Кендзабуро Оэ, "И объяли меня воды души моей" - не дочитал. Хорошая книжка, красивая, но не смог её дочитать, наверно, потому что читал урывками.

FUZZ: Произведения Ремарка - это переплетение романтизма и реализма...
Дельфин: Мне это близко. Я тоже стараюсь в реальности найти романтические стороны, чтобы украсить быт.

FUZZ: Ваша кинокарьера началась в фильме "Даже не думай". С чем связан ваш приход в кино?
Дельфин: Это совершенно случайно произошло, мы с режиссёром собрались поговорить о саундтреке, а через 10 минут он мне сделал такое предложение. Мне показалось, что маленькая роль в сомнительном фильме...

FUZZ: ...сомнительного персонажа...
Дельфин: ...Будет неплохим началом для того, чтоб попробовать, изнутри посмотреть, - что же это такое.

FUZZ: Вы не любите вспоминать о наркотиках, но в этом фильме сыграли наркодилера.
Дельфин: Режиссёр определяет моего персонажа как инопланетянина. Он не отсюда, у него нет друзей. Возможно, он торгует наркотиками, но этого никто не видит.

FUZZ: Кино вас вообще привлекает?
Дельфин: Да, очень. Меня даже больше интересует процесс. Но, честно говоря, я не знаю, как к этому подступиться.

FUZZ: Вы хотели что-нибудь снять?
Дельфин: Это было бы вообще отлично. Я хотел бы поучаствовать в процессе - от написания сценария до заключительной стадии. Хотел бы поработать с талантливыми людьми, которые точно знают, чего хотят, и знают, как этого добиться.

FUZZ: Мне очень понравился ваш последний клип "Весна" - всё просто и убедительно. Расскажите, как он создавался.
Дельфин: У нас была определённая идея для этого клипа и, чтобы её осуществить, мы начали просматривать кинохронику. Нам попался 10-минутный документальный фильм об открытии и закрытии Олимпийских игр в Москве. И, смотря его, мы поняли, что хотя песня о другом, чем фильм, но эмоционально они подходят и дополняют друг друга. Я сам смонтировал куски из фильма в клип.

At the past

FUZZ: Вы можете назвать свои песни, которые, по-вашему, будут жить долго? То есть пройдёт 50 лет, и кто-то будет вспоминать Дельфина по нескольким песням.
Дельфин: Не знаю, может быть, будут жёсткие любители ретро, которые будут увлекаться таким процессом, но я думаю, что к тому моменту будет много талантливых людей, чьё творчество будет намного интересней и своевременней.

FUZZ: Вы считаете, что ваше творчество так преходяще, что интересно только современникам?
Дельфин: Я думаю, будут люди, которые будут интересоваться, но не очень много.

FUZZ: Но есть же песни, которые вам особенно дороги? Вышел сборник "Любимые Песни Поклонников Дельфина", - а если бы выходил сборник "Любимые Песни Дельфина От Дельфина", то какие бы песни туда входили?
Дельфин: Ну, я бы такой сборник не выпустил. Если пластинка готова, значит, всё, что туда вошло, мне нравится. Просто проходит время, и замечаешь, что можно было сделать лучше или сделать совсем не так. В общем, главное - вовремя остановиться.

At the moment

FUZZ: На разных этапах вас интересовал рэп, панк, электроника, лирические композиции. В какую сторону будет развиваться ваше творчество?
Дельфин: Всегда, когда начинаешь делать новую пластинку, есть какая-то идея, которая позволяет сделать старт. Никогда не получалось так, что то, что задумывалось изначально, воплощалось в конечном результате. Обычно в процессе записи всё само собой приобретает формы, которых даже не ожидал. Это хорошо очень, интересно.
Сейчас начнём записывать новую пластинку, посмотрим, что будет дальше. Технология, по которой мы работаем, не предполагает заготовок. Мы сразу всё делаем. То есть обычно музыканты долго репетируют на базе, потом приходят на студию и всё записывают. А у нас наоборот: мы всё записываем, потом думаем, как это играть.

At the future

FUZZ: Трудно оправдывать ожидания такой крупной компании как "Universal"? Они ведь ждут больших прибылей...
Дельфин: Ожидания компании - ничто по сравнению с собственными ожиданиями. Если сам не оправдываешь свои ожидания, то это намного страшнее.

FUZZ: Можно сказать, что с каждым альбомом вы оправдываете свои ожидания всё больше и больше, или есть постоянная величина того, что получилось и того, что упущено?
Дельфин: Я делаю разные пластинки для того, чтоб у меня не было возможности сравнивать, как я сделал это два года назад, и как я сделал это сейчас. Проще сделать совершенно другую пластинку, чтобы нельзя было сравнить.

Epilogue
Последний вопрос интервью должен был звучать ёрнически: "Рэп вечен?", но я позабыл об этом, увидев в Дельфине пусть и лаконичного, но думающего собеседника. Благодаря неспокойному сердцу, ему есть, чем удивить слушателя и, может быть, удивиться самому. Ведь как говорил Бернард Шоу: "Искусство начинается с удивления", а Дельфин, судя по всему, занимается искусством.

Алексей АНЦИФЕРОВ

Фото - Василий Кудрявцев/Universal Статья взята с сайта www.fuzz-magazine.ru

Поделиться:

Комментарии:

Пока не оставлено ни одного комментария

Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться

Войти через loginza

назад к прессе